АНТИКВАРНЫЙ ДИЗЕЛЬПАНК В ЖИВОПИСИ НИКОЛАЯ БАЗУНОВА

Николай Базунов и Григорий Гинзбург

Мало кто из современных художников подметил трагическую красоту увядания индустриальной эпохи ХХ века. Обычно на пленэрах группы с мольбертами старательно выписывают сохранившиеся здания и усадьбы XIX века, не замечая рядом ежедневного необратимого процесса трансформации и формирования инновационного мира, новых моделей жизни, новых социальных отношений, связанных с реализацией четвертой научно-технической революции, которая характеризуется стиранием границ между цифровой, производственной и биологической сферами.

Современное общество потребления изо дня в день плодит бытовые, промышленные, ядерные отходы, создавая экологические проблемы планетарного масштаба. Но вот парадокс – именно в этих «культурных» слоях грунта, возможно, останутся следы деятельности нашей цивилизации: сооружения, механизмы, строительный и хозяйственный мусор, на основе которого археологами грядущих тысячелетий будут сделаны интересные открытия. 
Наверное, извлечённые из толщи исторических слоёв земли, они обретут статус антиквариата, будут демонстрироваться в музеях звёздных галактик, оттого и автор статьи решил пофантазировать, забежал немного в будущее и назвал статью «Антикварный дизельпанк».

И вот, нашёлся человек, наш современник − Николай Базунов, который чутким взглядом художника заметил трагическую красоту естественных живописных инсталляций брошенных объектов. Они по праву стали в его творчестве предметом уникального исследования и воплощением на холсте визуальных реалий в стилистике экспрессивного впечатления.

Это новое и неожиданное направление в живописном искусстве я могу назвать андеграундный «дизельпанк» (англ. Dieselpunk). Дизель – это условный показатель технического уровня общества, панк – субкультура анархического протестного движения, попирающая принятые нормы общежития. Термин известен в области кино, литературы и авангардной рок- музыки. В характеристике визуальных искусств применяется впервые.

Также как «суровый стиль» (А. Каменский) в живописи противопоставлялся во многом лакировочному «социалистическому реализму», так и «дизельпанк» в художественной форме «живописует» совсем «не официальные» картины экологических последствий гонки технических достижений ХХ века, для которых приоритетным показателем был результат технического прорыва.
На фоне манифестированных информационных технологий, кибернетики и «умных городов» будущего Николай Базунов выбирает тему летописного визуального слепка состояния планеты в ушедшем втором тысячелетии, обращаясь к эмоциональному художественному воздействию изобразительных средств, избегая прямолинейности плаката, а творчески используя иносказательный жанр сатирической антиутопии, ретрофутуризма и дизельпанка. 

Художник говорит: «Я восхищаюсь урбанистическими пейзажами, оставленными после себя человечеством и принятыми в объятья лона природы. Там, где одновременно царит хаос и гармония, а разрушающиеся от времени творения человека природа превращает в арт-объекты» («Стальной кит», «Храм в Ельце»).

Храм в Ельце.

Работая над индустриальным пейзажем, Николай показывает не только зримую реальность, но и передаёт чувственное ощущение восторга от архитектуры инженерной конструкции эпохи индустриализации, её полезную выверенность форм реального назначения, лишённую праздной красивости («Домна»). В то же время художник увлечён игрой тоновых рефлексов, цветовым разнообразием фактуры материала с элементами временно́го износа и следами смехотворного подкрашивания якобы «косметического» ремонта. В демонстрации рабочей атмосферы процесса производства автор фиксирует множество форм технических аксессуаров, и несмотря на это, большая часть работы состоит из тяжёлого ручного труда (пример «Лист металла», «Железнодорожный джаз», «МЦК_строительство_этюд1»). 

Интерес художника к творческой поэтизации индустриального пейзажа приводит автора к конфликтному столкновению экспрессивных живописных приёмов и необходимости объективной точности в изображении реального объекта («Фабрика»). Прежде всего, для творческой палитры Николая характерен приоритет ярких тонов контрастного цвета, практически без переходов и полутонов. Упрощённая прорисовка изображаемых предметов и зданий исполняется широкими мазками, определяющими силуэты основных элементов композиции («Шар желаний», «Фабрика квадрат 6»). 

Мастер использует многослойную технику примитивного наложения чистых тонов в духе фовизма, порой перерастающего в абстрактную импровизацию. При этом минимальная проработка деталей и отсутствие чётких контуров создают впечатление расплывчатой фактуры, исполненной в акварельной технике «по-мокрому». Фигурки людей – стаффажи − даны в форме логотипов, однако, небрежные мазки силуэтов удивительно энергично передают динамику их движения («Молот»).

Таким образом, картина Николая одновременно смотрится как абстрактное декоративное панно, а при внимательном рассмотрении производит практически фотографический эффект «проявления» контуров реальной жанровой картины с утепляющими сюжет действиями фигурок людей – стаффажей.

Свою юмористическую версию решения проблемы свалок промышленных отходов автор выразил в образе свалившегося в кювет автомобиля «Запорожец» с символичным названием картины «Поиск пути». Иронично решает художник задачу утилизации – это образ маленького человечка с кувалдой в руке, забравшегося на гору автомобильных скелетов («Апофеоз машин»), или хаос взаимопрорастания вещей и механизмов на картине «Кирпичная поляна».

Работы Николая формально можно разделить на две группы: это станковые живописные полотна (80х100см) и многочисленные серии походных зарисовок маслом (18х28см, 20х30см), которые создаются в электричке, в часовых переездах на работу и обратно. Надо отметить инженерный образ мысли автора при изобретении походного этюдника, создающего атмосферу художественной мастерской в стеснённых пиковых условиях пассажирского потока.
Объективная жажда художника смешать искусство и жизнь приводит к выплеску энергии посредством сопоставления контрастных цветовых массивов в композиционном строении картины, а некая смазанность контуров объектов добавляет ощущение непосредственной скорости репортажных зарисовок в пленэрных условиях («Железный поток»).

Для большинства работ различных форматов автор выбирает горизонтальную ориентация холста с композиционным центром в точке золотого сечения. Укрупнённый первый план объекта даётся в трёхмерном пространстве с энергичной динамикой уходящих силовых линий прямой перспективы («Танкер»). Открытость композиции с визуальным «выходом» в зрительское пространство и силуэтные построения второго плана, завуалированные в дымке сфумато, предполагают бесконечность пейзажного пространства («МЦК, строительство»).

Часто живописными объектами на картинах художника становятся обычные металлические бочки, тара для текучих материалов, доставляемых в труднодоступные места технических интервенций, тем самым подчёркивая примитивность обеспечения самых передовых изысканий.
«На краю Земли» − так называется сюжет, в котором художник описывает картину загрязнения берегового арктического шельфа пустой брошенной тарой. Она использовалась для достижения великих целей, но вот утилизация отходов считалась местной и малозначимой проблемой. На картинах с язвительными названиями «Пикник» и «Ведьмин студень» люди в костюмах химзащиты, рискуя жизнью, пытаются решить проблемы отравления окружающей среды, совершенного ради поспешных победных реляций.
Романтическая тема кораблей и самолётов получает своеобразное толкование в творчестве Николая Базунова.

Художественная образность морских пейзажей живописца провоцирует у зрителя состояние некоего психического дискомфорта, вызванного конфликтом наших представлений об объекте и его изображения на холсте. Так, например, морское судно, оказалось по воле случая в бескрайних песках пустыни («Пустынник»). Маленькая фигурка в нижней части картины отсылает зрителей к иконе святых отшельников, которые удалялись в пустыню для обретения смысла жизни. На следующей картине в выжженной солнцем пустыне «Мальчик, прыгающий на бочках» пытается привлечь внимание далёкого корабля, подошедшего к песчаному берегу, а может, это всего лишь безликая, брошенная экипажем стальная коробка. Рядом с пустыми бочками из-под дизельного топлива лежит чудом уцелевший корпус космического спутника. Художественный образ пляски молодого поколения на обломках ненужного ему технического прогресса конкретизирует философское экзистенциональное осмысление места личности в эпоху космических открытий.

Продолжают тему брошенных кораблей «на приколе» картины «Причал», «Дизель», «Возвращение», где корабли просто вытащены на мель берегового песка. Но если в сюжете «Дизель» жители стараются, используя дизельный генератор, поддержать энергообеспечение старого корабля, то на картине «Возвращение» показан, по словам автора, пиратский захват судна жителями «наименее развитых стран» (НРС – термин ООН) с целью разборки на элементарные части для чисто бытового использования. Наиболее романтичный сюжет гибели старого корабля написан художником на картине «Оазис», где лианы оплели мачты корабля, превращая его в арт-объект, олицетворяющий соединения творения человека с природой.
Всё больше и чаще появляются информационные сообщения о новых моделях боевых и пассажирских самолётов, бороздящие просторы воздушного океана. А как поживают ветераны, вышедшие в отставку? 

На картине художника мы видим реактивный истребитель со сломанным крылом в груде металлических деталей. На втором плане просматриваются другие фюзеляжи и очертания хвостовых оперений. Это не свалка и не завод по восстановлению самолётов. Автор дал чёткое название «База 17». Это база сбора «нелетающих» аппаратов, по которым ещё не принято решение. Скорбным элегическим чувством овеяна картина «Старый друг», на которой пилот вертолёта увидел свою боевую машину, лежащую на земле с обломанными лопастями.

Бегут, а точнее летят, скоростные поезда «Сапсан» Москва – Санкт- Петербург: 712 километров всего за 4 часа. А где стоят старые, выпускавшиеся в России с 1924 года дизельные тепловозы? На картине Николая «На запасном пути» стоит внешне величественный тепловоз. И только ручная стрелка перевода пути с керосиновым фонарём «летучая мышь» как нельзя лучше символизирует смену технических эпох и тихую грусть прощания с антикварными атрибутами героического времени.

К жанру научной фантастики в стиле «дизельпанк» относятся работы Николая, отражающие упадок человеческой культуры на фоне технологического прогресса в компьютерную эпоху. Автор переносит сюжетное действие на вымышленную планету Саракш, предполагая изящное выживание человечества в достаточно экстремальных условиях. Как часто пишут в титрах кинофильмов: «Просим любое совпадение ситуаций и образов считать случайным».

В работах Николая возникают островки фантастического антиутопического мира брошенных механизмов прошлого, с которым вынуждены соседствовать достаточно большие группы наших современников, приспосабливаясь и выживая в некомфортной среде отсталости на запущенной «почве» свалок, где буйным цветом вырастают деклассированные особи общества, напоминающие героев романа братьев Стругацких «Сталкер» («Охота» − небольшое поселение людей с планеты Саракш, где произошёл закат технических революций и инноваций).

Ветряк. 2018 год.

Картина «Ветряк» наполнена гротескным юмором использования авиационного лопастного двигателя с частью крыла самолёта, пристроенного к зеркалу радарной установки, расположенной на крыше речного буксира, в качестве мельницы для помола муки. Браво фантазии художника! На первом плане сидит босой панк (человек без определённых занятий), но всё же в облачении космонавта: в шлеме, авиационных очках и с номером на костюме, состоящим из двух вопросительных знаков.

К этой серии картин можно также отнести изображение «CG-Лаборатория Ф-синтеза», расположенной на северной стороне страны «Неизвестных отцов»! Лёгкими мазками обозначены фигурки научных работников, весь облик которых демонстрирует сосредоточенность и важность исполняемой работы. Картина «Спутниковая станция связи 12» сочетает элегантное супер нано прозрачное зеркало радара, установленное на обветшалом здании заброшенного космического центра, в живописном изображении которого художник применил всю палитру ржавых оттенков. Новое применение водяного колеса старой мельницы описано на картине «Временная турбина», в которой крутящий момент колеса передаётся на шкив винта самолёта соединённого с генератором электроэнергии.
Иногда реальная ситуация воспринимается как фэнтези. В этом парадокс нашего технократического времени. На картине «Призрак» группа туристов в пустыне наблюдает появление судна или транспорта, передвижение которого технически возможно на «воздушной подушке». Невозможность этого вполне реального события, которое в сознании людей воспринимается как фантастика, выражена автором в саркастическом названии «Призрак», который часто возникает у путников в пустыне и носит название «Фата-моргана».

Письмо

Лирическая бытовая картина «Письмо» окрашена мягким юмором показа одежды двух молодых людей в стиле «стимпанк» − с декоративными аксессуарами техно-фантастического мира ретрофутуризма, которые стали необыкновенно модными в молодежной среде конца ХХ века.

Гостья

Уважаемый читатель! Наверное, вы заметили инженерную осведомлённость художника как в фантастике, так и в изображении индустриальных пейзажей. Странные на первый взгляд сюжеты автора в освещении экологических проблем свидетельствует о его состоявшемся гражданском самосознании человека-личности. Николай Базунов закончил «Московский Технический Университет Связи и Информатики» (1999 г.) по специальности радиоинженера. Дальнейшая его работа была связана с компьютерным изобразительными искусством, режиссёрской сценографией и созданием образов – героев компьютерных игр в фантазийном стиле «киберпанк». Одновременно он изучает классическое искусство графики, акварели и в дальнейшем технику масляной живописи. С 2016 года − участник выставочных проектов в ЦДХ, вступает в Творческий союз профессиональных художников, становится членом Международного художественного фонда. Персональные и групповые выставки (более 30) на престижных площадках Московской городской Думы, Музея современного искусства России, ЦДХ, а также публикации авторских работ в полиграфических изданиях и в сборнике «Искусство России 2019», окончательно сформировали творческий почерк художника Николая Базунова.

Особое место в коллекции картин Николая занимают портреты современников. Психологичность образа выражена через экспрессивную подачу обособленных плоскостей форм головы, каждая из которых обладает своей тоновой характеристикой цвета, представляя субъективные впечатления художника об изображаемой личности, в совокупности не выходя за рамки фотографической схожести с объектом и соблюдая целостность образа, эстетичность линий, форм и цвета («Портрет Марии», «Ольга Егорова (мандолинистка)»)

Портрет Марии
Пассажир

Многочисленные графические наброски Николая говорят о классическом владении техникой карандаша, пера и особенно акварели, в которой расплывающимися цветовыми пятнами схватывается движение и создаётся характерный образ модели («Эмоция ярость», «Пассажир», «Диалог (дедушка)», «Молитва»)
Творческий метод Николая Базунова создаёт прецедент возникновения нового критического, летописного экологического жанра − «дизельпанк», в котором автор живописно реализует достижения авангардных техник фовизма и экспрессионизма. Картины художника Николая Базунова затрагивают большие и весьма болезненные проблемы современного общества и потому, несомненно, вызовут интерес не только неожиданной тематикой, но и, главным образом, живописным мастерством предлагаемых образов, претворённых в философском осмыслении эстетических категорий «прекрасное – ужасное». Необузданная палитра цветовых массивов в сочетании с реализмом форм фантасмагорических объектов вызовет эстетическое восхищение и гражданское возмущение в сознании зрителей. 

Картинная галерея Николая Базунова вскоре станет антикварным живописным памятником уходящих технологий, свидетельством бурного развития инженерной мысли и, к сожалению, огромных залежей быстро устаревающей техники.


В своём творчестве художник выражает искреннее чувство прощания с целым пластом жизни романтической героики ХХ века. Пожелаем Николаю Базунову успеха и широкого признания в среде художественной общественности, критиков и коллег-художников.

Академик Европейской академии
естественных наук (г. Ганновер, Германия),
Почетный доктор искусствоведения, профессор Григорий Гинзбург

Share Post :

More Posts